По дружбе или по родству

И вот с тобой сошлись мы вновь,

Твоя рука – в моей.

Я пью за старенькую любовь,

За дружбу прежних дней!

Роберт Бернс. Древняя дружба[15]

Нам характерно создавать шумиху вокруг собственного праздничного бракосочетания. И пышно праздновать женитьбу, ждя, что брак будет продолжаться вечно. Но в обычных обществах охотников и собирателей – той среде, в По дружбе или по родству какой население земли провело бо́льшую часть собственной эволюционной истории, – супружеские союзы далековато не всегда так торжественны либо долговечны. Просто двое решают жить совместно, а позже, естественно, у их появляются малыши. Надоев же друг дружке, они расстаются и находят новых партнеров. У аче – первобытного народа восточного Парагвая – среднее число По дружбе или по родству партнеров, имевшихся у отдельного мужчины либо дамы в течение жизни, колеблется меж 10 и двенадцатью. Пускай даже в почти всех случаях новый партнер возникает из-за погибели предшествующего, общественная структура племени все равно остается очень подвижной и переменной.

Но как отличаются наши романтические дела от других видов человечьих По дружбе или по родству уз, пронизывающих трудно устроенное общество? В этой главе я желаю сопоставить романтическую любовь с 2-мя другими соответствующими видами отношений, которые отлично знакомы всем нам: с семейными и дружественными узами.

Родные и друзья

Нравится нам это либо нет, мы приходим в мир, пронизанный схожими связями. У каждого из нас есть предки и бабушки с По дружбе или по родству дедушками, у многих еще есть родные братья и сестры, тети и дяди, кузены и кузины. Эти схожие связи расползаются от нас концентрическими кругами, делаясь все обширнее по мере удаления степеней родства. Одних людей связывает с нами прямое био родство, с другими мы породнились через брак – это По дружбе или по родству наши свойственники, либо, как выражаются антропологи, аффинные родственники. Хотя свойственники не связаны с нами узами крови – а поэтому биологи-эволюционисты обычно обходят вниманием аффинные связи, – с нашей био родней их соединяет воединыжды то, что из-за нашего брака они на генном уровне заинтересованы в нашем потомстве. Исходя из убеждений биологии это ставит По дружбе или по родству их на одну доску с нашими родственниками по крови (другими словами с людьми, происходящими от тех же протцов, что и мы).

Но меж современными постиндустриальными обществами и классическими малеханькими обществами есть одно большое отличие. В малеханьких обществах – будь то охотники и сборщики в Парагвае, либо островные общины По дружбе или по родству на шотландских Гебридах, либо сельские общины в горах Северной Америки, – фактически все, кто находится в поле зрения каждого человека, так либо по другому связаны с ним хотя бы отдаленными узами родства. Место человека в таком обществе определяется его схожими отношениями. Они диктуют ему, как с кем здороваться, как По дружбе или по родству с кем шутить (и стоит это вообщем делать) и – что, наверняка, важнее всего – с кем вступать в брак. В современных же постиндустриальных обществах к опутывающей нас сети схожих связей добавляются тесноватые дела с людьми, не соединенными с нами полностью никакими степенями био родства. Их мы называем друзьями. В каком По дружбе или по родству-то смысле наш социум состоит из 2-ух совсем самостоятельных, раздельных систем – из сети схожих связей и сети дружественных связей, и эти две сети накладываются одна на другую и сплетаются. Наша личная соц сеть в среднем поровну обхватывает друзей и родственников, но в каждом определенном случае соотношение меж обеими группами находится в зависимости По дружбе или по родству от численности семьи в широком смысле. Ведь на 1-ое место мы ставим обычно родню. Анализируя примеры личных соц сетей в Бельгии и Соединенном Царстве, мы с соавторами узнали, что те люди, у кого больше родственников, имеют меньше друзей. Такое воспоминание, что количество индивидуальных «подключений» для соц связей у человека По дружбе или по родству вначале ограничено. Сначала он подключает родню, а уже оставшиеся «слоты» достаются друзьям. Этому имеется само мало два вероятных разъяснения.

1-ое – это давление так именуемого домашнего отбора, заставляющее нас отдавать предпочтение родне из суждений эволюционной выгоды, так как, поступая так, мы способствуем распространению наших общих генов. Когда По дружбе или по родству у нас с кем-то есть общие праотцы, это означает, что общая у нас и часть генов, доставшаяся нам от этого предка (либо нескольких протцов). В строго моногамных супружеских системах это значит, что мы делим приблизительно половину всей совокупы наших генов с родными братьями и сестрами[16], около четверти – с нашими дедушками По дружбе или по родству и бабушками и приблизительно одну восьмую – с двоюродными братьями. Другими словами на теоретическом уровне самоотверженность по отношению к родственнику принесет генетическую пользу самому альтруисту, потому что будет содействовать воспроизводству общих генов. Фактически выражается это в том, что когда мы попадаем в неудачу, обычно, родственники помогают нам охотнее и активнее По дружбе или по родству, чем друзья, не связанные с нами узами родства. Кровь и правда не водица – и в буквальном, и в переносном смысле. Другая причина того, что мы обычно ставим на 1-ое место родню, по-видимому, состоит в том, что поддерживать семейные связи, обычно, проще, чем дружбу. На этой 2-ой причине я По дружбе или по родству подробнее остановлюсь в последующем разделе. До этого нужно поведать кое-что еще о структуре соц взаимосвязей.

Если мы попробуем на уровне мыслей окутать всех людей, которых знаем, и распределить их по степени близости к нам, то вероятнее всего получится несколько групп. Снутри каждой таковой группы окажутся люди, которых По дружбе или по родству связывает с нами приблизительно однообразная чувственная близость, а меж группами будут наблюдаться относительно ярко выраженные «ступеньки», обозначающие различия в степенях близости. На самом деле, это собственного рода ближние и далекие круги друзей (в «фейсбучном» осознании этого слова). По мере того как мы двигаемся все далее – от самого тесноватого По дружбе или по родству круга ближайших друзей к самым далеким кругам шапочных знакомых, – становятся явными две вещи. Во-1-х, каждый следующий круг обширнее предшествующего. Во-2-х, существует тесноватая связь меж уровнем нашей чувственной близости с человеком и частотой общения с ним, при этом по мере удаления от центра круга к его периферии оба По дружбе или по родству показателя понижаются. Эта система концентрических кругов начинается с внутреннего, самого малого круга, состоящего приблизительно из 5 самых близких друзей, а дальше расширяется, охватывая группы, куда заходит (совместно с промежными кругами) от пятнадцати наилучших друзей до пятидесяти добротных. Предельное количество составляет около 150 друзей (сейчас оно уже понятно как «число Данбара»). За пределами этого наружного По дружбе или по родству круга, включающего 150 человек, находятся еще несколько кругов общения, еще больше широких, куда входят в главном случайные знакомые и люди, которых мы знаем в лицо либо по имени, но с которыми никогда не встречались лично, и, уж естественно, никогда не поддерживали отношений (в том числе знаменитости и телеперсонажи, которых мы По дружбе или по родству сходу узнали бы где-нибудь на улице, хотя они ни сном ни духом не подозревают о нашем существовании).

Люди всех упомянутых кругов – совсем не непременно сейчас живы и здравствующие. Туда могут заходить и умершие родственники, и именитые люди прошедшего, и важные для верующих персонажи вроде Иисуса Христа, пророка По дружбе или по родству Мухаммеда, святых либо богов хоть какой религии, и даже герои возлюбленных телесериалов. Круги могут включать наших домашних питомцев и даже растения – если мы чувствуем с ними необыкновенную связь (ну, скажем, разговариваем с ними). Полностью может быть, что некие из упомянутых сущностей и созданий у кого-либо размещаются в самом ближнем По дружбе или по родству кругу – ведь чтоб включить их туда, довольно только, чтоб они были нам дороги.

Любой из кругов приносит нам определенную пользу. 1-ый, обхватывающий приблизительно 5 близких людей, – наша основная опора. Эти люди оказывают нам моральную поддержку, к ним мы обращаемся сначала, когда нуждаемся в совете (в особенности если По дружбе или по родству у нас возникают трудности в личной жизни), денежной либо другой поддержке. Конкретно эти люди первыми придут нам на помощь, когда она всего нужнее. Обычно в их число входят наиблежайшие члены семьи, но наверное там же окажется один-два друга, не связанных с нами кровным родством. 2-ой, более широкий круг включает еще По дружбе или по родству около 10 человек, которые вкупе с пятью наиблежайшими друзьями образуют так именуемую группу соболезнования: погибель хоть какого из их, случись она завтра, причинит нам большущее горе. С этими пятнадцатью мы больше всего общаемся, с ними мы в большинстве случаев видимся и увлечены совместными делами. Это они добровольно вызываются присмотреть По дружбе или по родству за нашими детками, когда нам это нужно, либо предлагают помощь, когда мы переезжаем, либо что-то ремонтируем, либо чиним, и конкретно их мы сначала приглашаем на шашлыки либо на ужин. От времени, отведенного на общение, этим пятнадцати мы уделяем около 60 %; конкретно их уместно сопоставить с нашими романтическими партнерами.

За По дружбе или по родству пределами этих 2-ух кругов находится еще около 130 человек, которых мы тоже относим к собственному окружению: это различного рода товарищи, друзья друзей, далекие родственники. Всех их мы охотно выделяем из толпы, точнее, из числа тех сравнимо анонимных отношений, которые складываются у нас с остальным миром, лежащим за пределами волшебного круга, описываемого По дружбе или по родству «числом Данбара». Люди этих наружных кругов оказывают нам самый широкий диапазон услуг, информируя об внешнем мире (к примеру, о рабочих вакансиях), и служат собственного рода резервом на случай, если кто-то выпадет из близкого круга. Спецы именуют эти наружные круги областью «слабых взаимодействий»: к людям этих кругов По дружбе или по родству мы не испытываем особенных эмоций, ну и связаны с ними иногда не впрямую («друзья друзей»).

Как принципиально быть на связи

В последние годы возникает больше данных о том, что количество и крепкость дружественных связей в значимой степени оказывают влияние на наше здоровье и на здоровье наших деток. Если у нас есть По дружбе или по родству друзья, если мы состоим в браке либо принадлежим к какой-либо тесноватой, сплоченной общими интересами группе (вроде религиозной общины), то это понижает риск захворать и ускоряет излечение в случае, если мы все-же захворали. В процессе 1-го опыта, когда испытуемых подвергали воздействию вируса обыденного ОРВИ, у тех, кто По дружбе или по родству имел больше друзей, простудные симптомы проявлялись приметно меньше. Другое исследование показало, что у пациентов, состоявших в счастливом супружестве, раны заживали резвее, чем у пациентов, несчастных в браке. Выходит, наш ближний соц круг каким-то неизвестным образом защищает и бережет нас. Вобщем, одна из вероятных разгадок этого загадочного явления – эндорфины, которые По дружбе или по родству вырабатываются в нашем организме при общении с родными и близкими и, похоже, поддерживают иммунную систему.

В собственной книжке «Связанные одной сетью» социологи из Гарварда Николас Кристакис и Джеймс Фаулер тщательно разбирают значение дружественных связей в нашей жизни. Оказывается, у нас больше шансов в дальнейшем растолстеть, стать счастливыми либо впасть в По дружбе или по родству депрессию, кинуть курить, развестись либо даже умереть, если это вышло с кем-то из нашего наиблежайшего круга общения. Они нашли приметные признаки такового явления прямо до «друзей третьей степени» – друзей друзей наших друзей. Время от времени эти более широкие дружественные круги внезапно начинают играть важную роль в нашей любовной По дружбе или по родству жизни: приблизительно 70 % людей знакомятся со своими будущими партнерами через кого-нибудь из родственников либо через «друга в третьей степени». И напротив, только 3 % знакомится со случайным партнером «на одну ночь» через родственника, и только 37 % – через «друзей в третьей степени». Выходит, сваха никуда не делась, просто сейчас ее функцию делает По дружбе или по родству целая группа. Частично это разъясняется тем, что наши друзья вроде бы выступают гарантами не плохих свойств потенциального напарника, ручаясь за него за как подходящего и надежного спутника жизни, и тем помогают нам избежать выбора втемную. Такое поручительство еще важнее, когда мы ищем неизменного напарника, чем в случае ни к чему не По дружбе или по родству обязывающего знакомства «на одну ночь».

При выборе напарника мы полагаемся не только лишь на чужие советы. Результаты опытов на животных свидетельствуют о том, что самки перенимают друг у друга предпочтения в отношении самцов. Такое воспоминание, что для определения самых симпатичных партнеров они употребляют нечто вроде рейтинговой системы. Схожее наблюдается По дружбе или по родству и у людей. Если все вокруг считают, что мистер Дарси – писаный красавчик и душка, означает, вероятнее всего он и взаправду писаный красавчик и душка. Недорого и сурово – можно не растрачивать время и силы на самостоятельные оценки. Это – личный случай «эффекта обручального кольца»: женатые мужчины (коль скоро на По дружбе или по родству их уже кто-то приостановил выбор) кажутся более симпатичными, в особенности в качестве напарника «на одну ночь» (налицо поиск добротных генов). Из ежедневного опыта мы также знаем, что дамы еще почаще дискуссируют плюсы и недочеты парней, чем мужчины – дам. В одном недавнешнем исследовании 40 юных дам просили ознакомиться с фото восьми По дружбе или по родству парней и найти, с кем из их они на теоретическом уровне могли быть не прочь завязать роман, а потом просили выполнить то же задание повторно – но после того, как дамы поглядели видеозапись сеанса экспресс-знакомств с ролью этих же парней. Так как экспресс-знакомства проходили в Германии По дружбе или по родству, а ни одна из участниц опыта германского не знала, единственной дополнительной подсказкой, которая у их появлялась, был очевидный энтузиазм к тому либо иному мужчине со стороны дам, участвовавших в сеансе. Их оценки привлекательности парней и в качестве случайного сексапильного напарника, и в качестве неизменного спутника жизни существенно повышались после просмотра По дружбе или по родству видео, если партнерша на сеансе экспресс-знакомства проявляла к данному мужчине очевидный энтузиазм; в неприятном случае оценка не изменялась.

Сколь ни принципиальна для нас дружба, схожие связи занимают в нашей жизни совсем особенное место. Кроме того что мы ценим родственников выше друзей, мы отдаем родне ценность и еще больше очевидным По дружбе или по родству образом. Мы предложили испытуемым избрать по другу и родственнику каждого пола из каждого из 4 основных кругов общения (другими словами из кругов, включающих 5, пятнадцать, 50 и 100 50 человек), а потом спросили, как готовы они – на теоретическом уровне – совершить ради их самоотверженный поступок (скажем, дать свою почку). Тот же опрос показал, что человек По дружбе или по родству готов проявить больше щедрости к родственникам, чем к друзьям, независимо от круга, в каком те находятся. Не считая того, он всегда щедрее к людям из ближних кругов, чем из далеких, независимо от наличия родства.

Пару лет вспять мы провели более определенный опыт по выявлению альтруизма: попросили испытуемых выполнить По дружбе или по родству достаточно болезненное упражнение – присесть спиной к стенке, расставив ноги и колени под прямым углом, будто бы сидя на стуле, – только без всякого стула. Это упражнение на укрепление четырехглавой мускулы ноги вначале выдумано для горнолыжников. Сначала такое положение тела кажется комфортным. Но через две минутки поза начинает причинять мучительную По дружбе или по родству боль. Через 5 минут люди просто падают. Единственным участником нашего опыта, кто выдержал в этой позе больше 10 минут (практически в два раза подольше, чем хоть какой другой), оказалась бывшая танцовщица. Мы присваивали участникам равные очки за каждую минутку, которую они смогли выдержать в «горнолыжной» позе, и просили их повторить упражнение По дружбе или по родству до 6 раз – каждый раз во имя 1-го определенного человека. В число этих 6 людей входили: они сами (совпадение генов на 100 %); один из родителей, брат либо сестра (совпадение на 50 %); бабушка либо дедушка, тетя либо дядя (совпадение на 25 %); кто-то из кузенов (12,5 %); самый близкий друг собственного же пола (0 %); и, в конце концов, благотворительная организация По дружбе или по родству «Спасите детей». Благотворительную компанию взяли как точку отсчета: ведь просто было представить, что все захочут посодействовать детям, а означает, будут стараться ради их изо всех сил.

Биологов навряд ли изумит тот факт, что количество боли, которое люди готовы вынести, впрямую связано со степенью их родства с теми По дружбе или по родству, ради кого эта боль терпится. Зато другие вероятнее всего поразятся, узнав, что практически во всех без исключения случаях детская благотворительность оказывалась на последнем месте, при этом с огромным отрывом. Дальше, количество боли, с которой испытуемые готовы были мириться, росло по мере роста степени родства с тем, ради кого приносится жертва. Больше всего По дружбе или по родству участники опыта старались ради себя самих. Так что можно распрощаться со всеми нашими радужными представлениями об альтруизме и со всей прекраснодушной ересью вроде «Повести о 2-ух городах»[17], где Сидней Картон великодушно идет на гильотину заместо другого человека, осужденного на казнь.

Но в процессе этого опыта (который, кстати говоря, мы По дружбе или по родству повторили 5 раз – на 2-ух различных материках, в 2-ух совсем не схожих меж собой по культуре странах) были изготовлены два других, еще более увлекательных открытия. Во-1-х, дамы в целом оказывались еще самоотверженнее: кривая зависимости меж временем, в течение которого они оставались в данной позе, и степенью родства с объектом По дружбе или по родству жертвы у дам оказывалась не таковой крутой, как у парней. Похоже, дамы проводят не настолько резкие границы меж близкими людьми из собственного круга общения, как мужчины. Не считая того, они выказывали куда больше щедрости к друзьям, чем мужчины: обычно, к наилучшей подруге они были щедрее, чем к По дружбе или по родству кузине либо кузену. Это опять-таки показывает на то, что дамы в каком-то смысле общительней, чем мужчины, и могут устанавливать более тесноватые дела с людьми, не связанными с ними родством. Во-2-х, наилучшим предсказателем степени родства (и, как следует, готовности вытерпеть боль ради данного родственника) выступало количество времени, проведенного с По дружбе или по родству этим родственником в течение первых 10 лет жизни. В эти очень принципиальные для формирования личности 1-ые годы создается крепкая чувственная связь, которая сохраняется на 10-ки лет. Из чего следует, что длительность дружбы оказывает влияние на ее крепость (об этом мы еще побеседуем). Вообще-то в детстве любой из По дружбе или по родству нас проводил больше всего времени с наиблежайшими родственниками – просто поэтому, что родился в собственной семье. Этим, может быть, разъясняется, почему мы способны устанавливать такие прочные связи с приемными родителями либо приемными детками, хотя они нам и не родня по крови. Что в свою очередь свидетельствует о том, что хотя эволюция По дружбе или по родству просит от нас стремиться к наибольшему распространению собственных генов, она не регулирует (и не может регулировать) наше поведение напрямик. Она только принуждает нас выбирать такового и. о. родственника, который в перспективе может повысить шансы для наших генов. При всем этом временами случаются био аномалии: к примеру, человек По дружбе или по родству привязывается к приемному ребенку либо пасынку (падчерице) так же прочно, как к родным детям. Вобщем, замечу: схожее все-же бывает не так нередко, как хотелось бы мыслить неким неплохим людям (и, как ни грустно, пасынки и падчерицы, как и усыновленные и удочеренные детки, нередко становятся жертвами дискриминации).

Сначала этой По дружбе или по родству главы мы задавались вопросом, идиентично ли мы относимся к близким родственникам и к близким друзьям? Ведь и к тем и к другим мы испытываем крепкую чувственную привязанность, которая складывалась долгие и длительные годы. Зато к далеким родственникам и товарищам (либо друзьям друзей) мы относимся по другому. В конечном итоге же различные По дружбе или по родству опыты проявили, что схожие и дружественные дела – все-же очень различные явления, и, похоже, за ними стоят совершенно различные эмоции. Естественно, меж ними есть некое сходство: и на крепость дружбы, и на близость с родными оказывает влияние вместе проведенное время. Но родство имеет над нами власть, какой По дружбе или по родству нет у дружбы. В особенности она наглядна в случае далеких родственников. Если к вам в дверь вдруг позвонит какой-либо издавна забытый четвероюродный кузен и попросит о ночлеге, вы наверное впустите и приютите его. Если же это сделает какой-либо друг вашего друга, вы вероятнее всего направите его в ближний хостел По дружбе или по родству.

Если родных не выбирают, то уж друзей-то мы точно можем избрать сами. Издавна установлено, что дружба появляется на почве общности симпатий и антипатий. Разумеется, что чем больше у людей общих склонностей, предпочтений и взглядов, тем крепче их дружба. В нашем исследовании мы выделили 5 главных моментов, которые обычно По дружбе или по родству порождают дружбу: это общее чувство юмора, общие увлечения/интересы, общие моральные ценности (и/либо принадлежность к одной религии), примерно однообразный уровень образования/ума и общее место рождения (либо, по последней мере, место, где оба выросли). Чем больше черт из перечисленных 5 вас соединяет воединыжды с другим человеком, тем бо́льшую чувственную По дружбе или по родству близость вы испытываете к нему и тем больше возможность, что вы придете ему на помощь в неудаче. По-видимому, все эти моменты совсем равноправны: нельзя сказать, что некий один важнее, чем другие, и совсем не принципиально, в каком сочетании они встречаются. К примеру, если вас с кем-то объединяют По дружбе или по родству моральные ценности, место рождения и общее хобби, то это равнозначно другому набору свойств: общности чувства юмора, образовательного уровня и места рождения.

Отчего вянет дружба?

Дружба не является кое-чем нескончаемым и незыблемым. Напротив, это штука хрупкая, она просто изнашивается и безизбежно слабнет, если ее повсевременно не поддерживать. В этом По дружбе или по родству смысле дружба конструктивно отличается от схожих отношений, которые на удивление стойко выдерживают испытание временем и всякую степень их игнорирования. Проведенные нами необъятные исследования кругов общения у дам, охватившие Соединенное Царство и Бельгию, выявили, что чувственная близость к определенному человеку из числа друзей (измерявшаяся по шкале от 0 до 10, от низкой По дружбе или по родству к высочайшей) потухает прямо пропорционально частоте контактов с этим другом. В случае схожих отношений ничего подобного не наблюдается: там степень чувственной близости никак не находится в зависимости от того, как нередко вы лично видитесь с тем либо другим родственником.

Примерно ту же картину мы нашли, изучая в течение По дружбе или по родству 18 месяцев группу выпускников одной шеффилдской школы в протяжении года, когда они обучались в институте, вдалеке от дома. Не имело никакого значения, нередко либо изредка студенты виделись с родными: в сути, они даже чувствовали бо́льшую привязанность к ним – как говорится, разлука крепит любовь. Но если в течение года они По дружбе или по родству меньше виделись с каким-либо другом, то к концу года привязанность к нему приметно слабела. На самом деле ухудшение свойства отношений происходит достаточно стремительно: довольно не видеться с человеком всего несколько месяцев. Это совсем не значит, что вы в один момент напрочь про него забываете, но постепенно, исподволь По дружбе или по родству, дружба ветшает. Если вы ничего не предпримете, еще через год-другой этот человек просто пропадет с вашего общественного горизонта, а позже и совсем выпадет из числа несчастных 150 и перевоплотится в 1-го из знакомых аутсайдеров, каких сильно много за пределом активного круга общения хоть какого взрослого. Чтоб сохранить чувственную близость По дружбе или по родству с другом, участникам нашего опроса приходилось контактировать с ним почаще в протяжении 2-ой половины периода наблюдения – после того как они уехали из дома, – чем в течение прошлых месяцев, пока они все обучались в одной школе и виделись раз в день.

Но дружат мужчины и дамы по-разному. Результаты бессчетных исследовательских работ По дружбе или по родству, проведенных за последние лет 20, наводят на идея о том, что у дам, при том что они очевидно общительнее парней и обычно имеют более широкий дружественный круг, близких отношений куда меньше. У парней градация дружественных связей не такая ясная, как у дам. В итоге женская дружба, обычно, оказывается более хрупкой По дружбе или по родству: если подруги ссорятся, то уже навечно. У парней не так: поначалу они поругаются, а позже идут испить пива вкупе – и все опять налаживается. Это различие ясно наблюдается даже у малышей семи-восьми лет. В таком возрасте девченки обычно обзаводятся близкими подругами, а означает, если Сьюзи не позвала По дружбе или по родству тебя на денек рождения, то оскорбила насмерть. А для мальчиков дружба – нечто совершенно другое: они вроде бы гоняют мяч через дорожку. Мне даже кажется, что не очень принципиально, кто там по другую сторону дорожки – другой мальчик либо просто стенка: пока мяч летает туда-сюда, существует взаимодействие, а это главное.

Методы, которыми По дружбе или по родству мужчины и дамы выручают ветшающую дружбу, тоже разительно не похожи. В процессе длительного исследования мы попросили каждого из участников временами заполнять опросник, внося туда короткие сведения о каждом из числа тех людей, которых они считают друзьями: что делали вместе, когда в последний раз связывались с ним по телефону либо По дружбе или по родству электрической почте, виделись лично и т.д.. Когда мы стали рассматривать дружественные дела, которые выдержали испытание на крепкость в течение полутора лет, пока длился опыт, выяснилось, что для того, чтоб не дать дружбе угаснуть, юноши и девицы прибегали к совсем различным средствам. У юношей более крепкой и стойкой По дружбе или по родству оказывалась дружба с теми, с кем они кое-чем занимались сообща во 2-ой половине периода исследования: вкупе прогуливались в клубы, занимались спортом, имели общее хобби, куда-нибудь вкупе ездили либо прогуливались в поход. Что для женщин не имело ровно никакого значения. У их крепость дружбы зависела совершенно от По дружбе или по родству другого – а конкретно от того, сколько времени они общались (при этом не принципиально как – лично, по телефону либо с помощью СМС).

Это принуждает представить, что механизм мужской и женской дружбы – принципно различный. У парней дружба питается совместными занятиями, фактически хоть какими: от выпивки либо спорта до общего увлечения. У По дружбе или по родству дам, напротив, дружба держится на разговоре. Потому и телефон, и социальные сети вроде «Фейсбука» совершенно подходят для дам, но являются фактически чуждой территорией для парней. Пожалуй, приобретенные нами результаты частично разъясняют, почему дамы склонны часами «висеть» на телефоне – зато, как понятно каждой даме, средняя длительность звонка от мужчины (а в По дружбе или по родству особенности – ребенка) составляет всего 7,3 секунды. Ведь им необходимо только сказать: «В семь вечера в баре» – и всё!

Крепкость схожих связей по сопоставлению с дружбой частично разъясняется тем, что они обычно тесновато переплетены меж собой. Другими словами, друзья – кроме самого тесноватого круга – обычно связаны только лично с вами, но не вместе; таковой По дружбе или по родству тип отношений просто представить в виде звезды с расходящимися лучами, в центре которой находитесь вы сами. Родственники же, обычно, разговаривают меж собой еще больше, чем ваши друзья, так что выходит уже не звезда, а необычный узор-плетенка. Не считая того, посреди родственников часто есть «хранитель рода По дружбе или по родству» (обычно «хранительница»), считающий своим долгом немедленно оповестить весь клан, чуть что-то принципиальное произойдет с одним из его членов, так что мы оказываемся избавлены от излишних усилий. Любые анонсы и сплетни передаются, как эстафетная палочка, так что все автоматом выяснят о близящихся свадьбах, рождениях и смертях. Но за очень редчайшими По дружбе или по родству исключениями в дружественных кругах не существует «хранителей дружбы», которые занимались бы кое-чем схожим. Каждому приходится проделывать эту работу без помощи других.

Крепость соц связей имеет принципиальное следствие. Посреди родственников человек всегда на виду, а поэтому он воздерживается от поступков, которые другие сочтут неприемлемыми. Информация о вашем поведении по отношению По дружбе или по родству к другим еще резвее распространится по густо переплетенным и безпрерывно функционирующим схожем каналам, чем по единичным и изредка применяемым дружественным. Как оказывает влияние на человека чувство, что за ним наблюдают, показали Мелисса Бейтсон и ее коллеги из Института Ньюкасла. Они узнали, что если над офисной «коробкой честности», куда сотрудники кладут По дружбе или по родству средства в возмещение издержек компании на чай, кофе, сахар и т. п., повесить фотографию пары глаз, люди отдают больше средств, чем когда фото изображает цветок в горшке. Тот же эффект отдало изображение глаз на табличке с просьбой убирать за собой мусор, повешенной в большой закусочной. Позже способ приняла на По дружбе или по родству вооружение милиция 1-го большого английского городка, и после того, как по всему центру развесили билборды с изображением пары глаз, уличная преступность снизилась на 17 %. Похоже, мы очень восприимчивы к слежке.

То, что человек, общаясь с другими, острее сознаёт, что за ним наблюдают, подтвердилось и в опыте, проведенном Оливером Карри По дружбе или по родству, еще одним членом моей исследовательской группы. Нас, а именно, заинтересовывало, как плотность круга общения оказывает влияние на альтруистические поступки. Мы попросили приблизительно триста человек составить перечень из восьми самых близких друзей собственного же пола и оценить степень их общения меж собой, также указать, как тесновата их собственная связь По дружбе или по родству с каждым из этих друзей: аспектом оценки служила частота общения. Потом мы спросили, готовы ли испытуемые пожертвовать почку одному из этих друзей либо одолжить ему 5 тыщ фунтов, если б тот попросил. Опыт показал: те, чьи друзья общались меж собой, выказывали готовность пожертвовать почку либо средства еще охотнее, чем По дружбе или по родству участники со «звездообразной» конфигурацией дружбы. Нам ведь принципиальна репутация: если ты не посодействовал другу в неудаче, это нанесет ей очевидный урон – точно так же, как если «зажал» угощение для друзей, когда подошел твой черед, либо занял средства без отдачи. До того как механично надавить на кнопку «нет», мы задаемся По дружбе или по родству вопросом: «А что пошевелят мозгами о нас друзья?» Не считая того, в тесновато переплетенных кругах альтруистические поступки содействуют еще большей чувственной сплоченности: такие друзья разговаривают почаще, и им принципиально быть уверенными в поддержке друг дружку.

Плата за любовь

Выше мы разглядели некие различия меж дружественными и схожими узами. Понятно, что По дружбе или по родству это совсем различные вещи. Но чем и то и это отличается от романтичной любви? И к чему из 2-ух она поближе? В каком-то смысле, естественно, любовь отделяет от их сексапильная составляющая. Схожем связям, к примеру, не позволяет перейти в романтические так именуемый эффект Вестермарка – отсутствие влечения меж близкими родственниками. Разъяснений этого По дружбе или по родству эффекта, в первый раз выявленного финским антропологом Эдвардом Вестермарком век тому вспять, нет до сего времени. И действует он не полностью (потому что не имеет био механизма), но все-же почти всегда работает исправно – а эволюции этого довольно. Похоже, парадокс выявляется у всех членов семьи, живших совместно По дружбе или по родству в то время, когда родился самый младший из их либо по последней мере когда он был еще совершенно небольшим. Наилучшая иллюстрация – детские браки, когда-то обычно заключавшиеся на Тайване. Малышей обручали и соединяли формальными супружескими узами в очень ранешном возрасте, нередко чуть не в младенчестве, а позже их По дружбе или по родству воспитывали вкупе в доме одной из родительских пар. Такие браки потом оказывались бесплодными и нередко даже не завершенными, так как в женах так и не пробуждалось никакого сексапильного влечения друг к другу. Ведь они выросли совместно – а поэтому просто продолжали относиться друг к другу как брат и сестра. На По дружбе или по родству те же грабли позже наступили и израильтяне в кибуцах, когда, вдохновившись социалистическими фантазиями, начали выращивать малышей в коммунальных яслях и детских садах, чтоб освободить родителей от домашних хлопот. Сразу предполагалось, что малыши, воспитанные в одной среде, проникнутся таким духом общности, что браки второго поколения кибуцников будут заключаться исключительно в границах общины По дружбе или по родству. Как досадно бы это не звучало, итог оказался обратным: все детки, выросшие в коммунальных яслях, кинулись находить для себя супругов за пределами общины, так как никому не хотелось вступать в интимные дела с товарищами по детским играм.

Естественно, случается и оборотное. Предки и детки, братья и сестры, разлучившиеся скоро после По дружбе или по родству рождения и встретившиеся годы спустя, нередко испытывают сильное сексапильное желание друг к другу. Это – косвенное свидетельство того, что за механизм управляет нами при выборе напарника. Нам характерно тянуться к схожим на нас людям – другими словами владеющим рядом общих с нами генетических особенностей, которые и появляются в физическом По дружбе или по родству сходстве. Такое воспоминание, что мы пытаемся сохранить наш свой набор генов, не дать его размыть.

Недавнешний анализ всех исландских браков с 1800 года (Исландия – довольно малая страна, чтоб включить в подборку все население) показал, что более успешными с био точки зрения союзами (другими словами дававшими третье поколение – внуков) были браки По дружбе или по родству меж четвероюродными братьями и сестрами. Союзы меж более близкой родней (двоюродной либо троюродной) либо более далекой (от пятой либо 6-ой степеней родства и дальше) оказывались существенно наименее успешными. По сути есть полностью прочные био резоны в пользу того, что безупречными женами могут быть конкретно кузены той либо другой степени По дружбе или по родству. Ведь у их имеется некое количество общих генов, но не так огромное, чтоб у малышей проявлялись наследные заболевания либо общее понижение жизнеспособности, называемое «инбредной депрессией» (не путать с подходящим психологическим состоянием). Браки меж троюродными кузенами – пример баланса, компромисс меж 2-мя необходимыми задачками: сохранить и передать потомству совершенный набор По дружбе или по родству собственных генов и в то же время избежать скопления ослабляющих рецессивных генов. Двоюродные, троюродные и т. д. братья и сестры уже способны испытывать желание друг к другу. Браки меж кузенами достаточно всераспространены в почти всех странах мира, в прошедшем они обширно практиковались в Британии и во Франции – в особенности По дружбе или по родству посреди богатых аристократов, которым принципиально было не дробить поместье и сохранить его за своим родом.

Чувственная любовь почти во всем не похожа на дела с близкими родственниками, да и на отношения меж близкими друзьями она тоже не очень похожа. Невзирая на сходство с обоими типами привязанности, она – нечто особое. Сила По дружбе или по родству и крепкость соединяет воединыжды ее с схожими узами. Но, с другой стороны, она, как и дружба, способна гаснуть и распадаться, а если распадается, то совсем и окончательно. Вобщем, в одном отношении чувственная любовь все-же стоит домом. Она так ярче и напряженнее и схожих, и дружественных привязанностей, что способна заслонить По дружбе или по родству, превзойти собой и те и другие.

Для исследования наиблежайшего круга общения и выявления дополнительных деталей мы с Максом Бертоном попросили около 540 человек заполнить составленную нами анкету. Как и ожидалось, среднее число самых близких людей оказалось приблизительно равным 5, при этом туда примерно поровну входили родственники и друзья. В По дружбе или по родству числе иных вопросов Макс добавил в анкету пункт: есть ли у опрашиваемого любовь(ый). Когда мы разложили анкеты на две пачки – ответы одиноких людей и находящихся в романтичном союзе, – то с удивлением нашли, что у людей, имевших партнеров, оказалось на 1-го близкого друга меньше. У их, обычно, было только четыре близких По дружбе или по родству людей, включая романтичного напарника. Мы представили, что это разъясняется интенсивностью любовных отношений, требующих и времени, и внимания, которые в других обстоятельствах могли бы быть потрачены на дополнительных друзей, и такая гипотеза находит доказательство в нашем анализе процессов, сопутствующих распаду дружественных связей.


po-discipline-rimskoe-pravo.html
po-discipline-sadovo-parkovaya-arhitektura.html
po-discipline-semejnoe-pravo.html